Записано из слов ветерана педагогического труда, Великой Отечественной войны Кустовой Анфисы Николаевны. (1922-2016)

«Моя девичья фамилия Фурсикова Анфиса Николаевна. Я родилась в городе Петрикове Гомельской области 21 декабря 1922 года в семье рабочего.

В 1940 году окончила 10 классов Петриковской русской средней школы и поступила в Минский техникум народного хозяйственного учета, но не окончила, началась Великая Отечественная война.  Минск бомбили самолеты фашистов, рушились дома, всё везде горело. Пешком, а где и на товарных поездах добирались до города Петрикова, сначала там фашистов не было, но вскоре они появились. И начали наводить они свои порядки, грабили, убивали. Народ был в панике. В сентябре 1941 года мы организовали подпольную группу из 5 комсомольцев. Это были: Галиуцкая Лариса, Жук Григорий с молодой женой, художник Антонов и я в том числе. Наша группа действовала до декабря 1942 года. У нас была рация, мы слушали Москву, узнавали о всех событиях, которые происходили в нашей стране и на фронтах, слушали выступления диктора Левитана и обращения нашего вождя Иосифа Виссарионовича Сталина к народу. Все записывали, писали листовки и расклеивали их в видных местах. Народ узнавал, что Красная Армия временно отступила, нанося смертельные удары по фашистам. Как люди ждали наших сообщений! Передавали их друг другу. Это вселяло уверенность в нашу Победу. Потом стали передавать эти листовки и в сёла, после этого за нами стали следить. Люди узнавали, что Москву немецкие фашисты не взяли, она стоит и Красная Армия сражается с фашистами, громя их. Мы в то время были первыми советскими патриотами, которые болели за свою Родину. Наше подпольная группа действовала до 20 декабря 1942 года.

20 декабря 1942 года немцы ворвались в дом Галиуцкой Ларисы в то время, когда она слушала Москву и записывала выступление диктора Левитана и речь И.В. Сталина, её на месте расстреляли и дом сожгли. Я в то время расклеивала листовки и чудом осталась жива. После этого мне пришлось скрываться в лесу, так как и наш дом сожгли. Гестапо арестовали Жук Григория с женой и расстреляли. Антонов скрывался, потом ушел в партизаны. Я в 1943 году заболела тифом и не могла уйти в партизаны, которые начали действовать на нашей территории с октября 1943 года по 1944 год.

Один отряд действовал в деревне Снядин, а другой в Копаткевичах Петриковского района. О судьбе Антонова я долгое время ничего не знала. Лишь спустя много лет узнала, что он умер 30 лет тому назад. Из подпольной группы комсомольцев осталась я одна.

Мой отец Фурсиков Николай Федорович погиб на фронте. Брат – Фурсиков Петр Николаевич ушел на фронт, вернулся, имел много Правительственных наград, в том числе «Орден Александра Невского». Работал в городе Петрикове в райкоме Партии и райисполкоме. Его уже нет, он умер. Дядя Рутто Андрей Петрович был расстрелян «гестаповцами». Их было 12 человек партизан, они взорвали  железную дорогу и по Припяти в лодке добирались до лагеря. Их лодка перевернулась, но они остались живы, добрались в Новоселки и попали в дом к старосте. Он их накормил, обогрел, но при этом сообщил немцам, которые арестовали и расстреляли 12 человек. Второго дядю Рутто Федора Петровича замучили в гестапо.

После освобождения я работала в сельском хозяйстве, потом райком Комсомола направил меня на учебу в Пинское педучилище, которое я успешно окончила в 1948 году. Работала учительницей начальный классов в городе Дрогичине. Затем вышла замуж за Кустова Григория Федоровича, он работал директором школы. Потом нас перевели в Столинскую среднюю школу. Муж решил переехать на свою родину в Молотовскую область на Урал. Мы там проработали 5 лет, до августа 1952 года, Уральский климат мне не подходил, я часто болела и решила переехать на свою родину в город Петриков. Моего мужа долго не отпускали, он был хорошим преподавателем русского языка и литературы.

Когда вернулся муж, приехали мы в Мозырское облоно, но в Петрикове все места были заняты и нас отправили в Лельчицы, где не было ни дорог, ни машин, ни хорошего жилья. Построили свой дом, где я проживаю до сего времени.

В Лельчицах до 1980 года я проработала учителем начальных классов Лельчицкой СОШ №2. Затем 4 года работала воспитателем детского сада №1 и № 2. С 1984 года нигде не работаю. Мой педагогический стаж работы – 40 лет.

Я любила свою педагогическую работу, работала с большим удовольствием, давала прочные знания своим воспитанникам, приучала их к труду, воспитывала у них патриотическое чувство к Родине, гуманности.

Самое главное в работе учителя – не дать ребенку по болезни отстать от учебной программы. Поэтому с такими детьми занималась дополнительно, и все учащиеся хорошо и прочно усваивали пройденный материал.

Мне вспоминается, какими были в 1952 году Лельчицы. И какие они сейчас. Как они выросли, сколько построено домов, все улицы благоустроены, дороги асфальтированы, проведен газ.

Меня радует то, что Лельчицы хорошеют с каждым годом, и я верю, что у нашего поселка большое будущее...»