Речицкий районный комитет профсоюза

Классы бывают разные…

Посвящается моим любимым киборгам и индейцам. Ребятки, вы классные!

Я несколько лет работал учителем в школе, да и вся семья моя так или иначе связана с педагогической деятельностью. Со временем стало понятно: есть вопросы, которые одинаково сильно волнуют учителей, учеников и их родителей, но зачастую замалчиваются из-за повседневной суеты и общей многозаботливости. Один из таких вопросов – хорошие классы.

С уверенностью могу сказать, что все мечтают о хорошем классе. Учителя-предметники, с тревогой глядя в расписание, облегченно улыбаются: следующий класс – хороший. Родители, записывая своего ребенка в учебное заведение, пытаются правдами и неправдами пристроить его в тот самый, лучший класс в параллели. Да и сами ребятки порой, глядя в самую душу, спрашивают у педагога: «А наш класс хороший?» Так что же это такое – хороший класс, откуда он берется и как в него попасть?

Один из популярных мифов гласит, что хороший класс – это класс «А». Мол, здесь более способные дети, более обеспеченные родители. Не знаю, как дела обстоят в других школах, но в том учебном заведении, где работал я, все было гораздо проще. «А» класс – это ребята, родители которых пришли в школу и написали заявление раньше других. Например, в январе–феврале, а не в августе, накануне Дня знаний. Ну и следующие буквы формировались соответственно, по мере поступления заявлений. То есть класс «А» – это дети, родители которых заранее готовились к школе, по крайней мере, держали эту мысль в голове долгое время. В жизни бывают разные обстоятельства, и ребенок, пришедший в августе, ничем не хуже того, кто пришел на пару месяцев раньше. Но чем-то они всё-таки отличаются.

Вторая легенда гласит о том, что хороший класс – это тот, которому попался хороший учитель начальных классов и впоследствии хороший классный руководитель. Тут, на мой взгляд, истины больше – ритм жизни класса задается именно в начальной школе. Тот уровень требований и тот пример работоспособности, бойцовских качеств и воспитания, которые дает учитель первоклашкам, – бесценный! Однако в начальной школе меня учили три педагога, один за другим, а в старшей сменилось четыре классных руководителя. В ситуации, когда учитель может просто-напросто уволиться, полагаться на его всеобъемлющее влияние и огромную роль, пожалуй, не стоит.

Еще одна идея фикс, которая крепко зацепилась в умах на сей раз педагогов, – это родители. Мол, если родительский комитет заинтересован, если родители активны и им можно всегда позвонить, тогда всё в классе будет в порядке. Родителям, безусловно, принадлежит ведущая роль в воспитании ребенка, в формировании его личности. Но вот что касается активности и возможности дозвониться… Тут имеются свои нюансы. Конечно, учитель-предметник и классный руководитель по-хорошему должны информировать родителей учащегося о всяких из ряда вон выходящих случаях – хороших и плохих. Например, отличница получила три двойки подряд – явно что-то с ребенком не в порядке! Или наоборот: безынициативный парень вдруг стал проявлять активность и готовиться к урокам, тянуть руку и связно отвечать на вопросы – почему б и не позвонить, не порадоваться успехам вместе? Но, как правило, если на ученика действует намек на общение с родителями, если он, расшалившись до этого, затихает и сбавляет обороты от упоминания отца и матери, то звонить не следует. Он знает границы, и авторитет родителей для него не пустой звук. И наоборот: есть ребята, мамы и папы которых весьма активно участвуют в жизни школы и при этом не являются авторитетом для своих детей. «Говорите маме, что хотите, даже если я на него нахаркаю, мне ничего не будет», – сказал мне один парень лет девяти, посещавший на тот момент школьный лагерь. Это я сделал ему замечание о недопустимости нецензурной брани в сторону сверстника.

Да и вообще, что значит хороший класс? Тот, где дети хорошо учатся, где высокая успеваемость и в целом все получают не ниже шести баллов? Ну так чаще всего именно в таких классах возникают нездоровая конкуренция, травля неуспевающих, формируются группировки, которые так сильно портят жизнь тех, кто в них не состоит… Или хороший класс – значит, тихий, спокойный, где нет шумных детей и хулиганов, плюющих бумажечками из трубочек? Но разве отсутствие активности и заинтересованности в учебном процессе, отсутствие умения высказать свое мнение делают коллектив продуктивным?

Помню, у меня возник профессиональный спор со старшей коллегой: «После ваших уроков их невозможно успокоить! Они не могут замолчать!» – сказала мне она. «А после ваших я не могу их разговорить, молчат как рыба об лёд!» – парировал я.

Хороший класс – это коллектив, где у ребят сформировались адекватные понятия и ценности. Где учиться – это круто, где помощь друг другу – это само собой разумеется, и точно так же, само собой разумеется, пойти в больницу к однокласснику, который сломал ногу, и занести ему… Что-то. Не важно что: цветы, апельсин, учебник. Такие классы потом лет пять после окончания школы устраивают встречи на природе, крестят детей друг у друга и вместе организовывают бизнес по изготовлению корпусной мебели, например.

Они есть, такие классы. Я вел в них уроки и общался с этими ребятами. Так тепло становится на душе, когда шумные и шебутные парни, которые только-только мутузили друг друга, пока учитель отвлекся на доску, в ответ на замечание говорят: «Не-не, мы работаем! Вот, смотрите, сколько написали!» – то есть они понимают, что работать надо! Не хамят в ответ и не говорят, что им «за это ничего не будет». И вырастут они хорошими мужиками.

Как добиться того, чтобы ребенок попал в такой класс? Я понял это достаточно поздно, уже проработав в школе пару лет. Как-то летом, во время каникул, мы вместе с нашим программистом помогали с ремонтом: таскали и укладывали какие-то фанерные плиты. И так хорошо работа спорилась под всякие шутки-прибаутки, что мы решили не уходить, пока не закончим. Не особенно мы и задержались, если честно. Потом, уже шагая на остановку, мы обсуждали сделанное дело и пришли к выводу: всё так классно получилось, потому что никто из нас не дал слабину, не ныл, не сетовал на тяжкий труд не по специальности. Мы просто работали, подшучивая друг над другом, поддерживая друг друга, и в итоге хорошо провели время.

Это я о чем? О том, что именно ваш ребенок может сделать свой класс хорошим. Именно его уверенность в том, что хорошим быть хорошо, а плохим быть плохо, может переломить ситуацию, и из «болота» родится нормальный человеческий коллектив. И только от нас, взрослых, от нашего личного примера и наших слов зависит формирование этой уверенности.

Если девочка угостит мальчика, который явно недоедает, домашним пирожком, если мальчик починит девочке замок на портфеле, тогда класс станет хорошим независимо от успеваемости детей и доходов родителей, и даже независимо от личности классного руководителя. Один, два, пять таких ребят – и общественное мнение качнется в сторону, градус напряжения в коллективе понизится, и даже пресловутая галерка не будет плевать на пол перед учителем, а скажет: «Не-не, мы работаем! Вот, смотрите, сколько написали!».