СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ

В учреждениях образования Рогачевского района бережно относятся к истории родного края, истории школы и судьбам людей, кропотливым и многолетним трудом которых создавалась эта история. И сегодня наш рассказ о судьбе ветерана педагогического труда (сорок восемь лет педагогического стажа) Головаченко Тамары Александровны. Ее жизнь, словно большая мудрая книга, написанная для того, чтобы учить других радости жизни, радости общения, восприятия мира.

Листая страницы этой книги, даже невольно начинаешь сопереживать: то ужасаешься всем бедам и несчастьям, выпавшим на ее долю, то радуешься вместе с ней в минуты счастья. Непростая, но интересная судьба Тамары Александровны поражает, в ней было все: трудные довоенные годы, смерть близких в годы войны, ужас концлагеря “Озаричи”, радость Великой Победы, самозабвенная работа учителем начальных классов. Но не только своей биографией интересна Тамара Александровна. Она – настоящий оптимист и настоящий учитель жизни, раскрывший своим ученикам главный секрет счастья: нужно, несмотря ни на что, радоваться каждому дню, и искренне стремиться помогать людям, делать им добро. А еще педагог–ветеран – знаток лечебных трав, изобретатель кулинарных рецептов, автор многочисленных стихов. Всем этим она щедро делится со своими учениками, коллегами, ветеранами педагогического труда. Многогранна жизнь уважаемого на Рогачевщине человека, замечательной женщины, любимого педагога Головаченко Тамары Александровны. Много в ней было событий, побед и невзгод, многое стерлось, забылось, но годы военного детства незабываемы.

________________________________________________________________

ЭТОГО ЗАБЫТЬ НЕЛЬЗЯ!

Отгремели пушки, отстреляли винтовки, умолк свист летящих снарядов, а воспоминания об этом долго ещё будут отзываться в наших сердцах, бывших узников фашистского концлагеря «Озаричи». Ничем не измерить ту боль и те ужасы, которые выпали на долю малолетних детей. Нам бы в это время ходить в школу, играть в разные игры, весело смеяться, но враг снял улыбки с наших лиц и надел на них маски печали. Разве можно забыть то, что так ранило наши души? 1944 год. Война шла к концу. Но враг, как разъярённый зверь, не сдавался, ему хотелось, как можно больше своим кованым сапогом вытоптать нашу землю. В весенний мартовский день, ранним утром, когда все спали, в наше село Барсуки, Дворецкого сельского совета, пришли крытые машины и нас, как скот, затолкали в кузова. Привезли на станцию Красный Берег. На перроне высадили всех, отняли все пожитки, что взято было на скорую руку с собой. Вскоре мы уже ехали в вагонах товарного состава без окон в темноте. Дорога казалась бесконечной. Тысячи людей высадили у лесной опушки. Дальше пешком нескончаемым потоком шли женщины, старики и дети на верную гибель. Фашисты с овчарками «охраняли» и подгоняли вперед толпу. Кто не мог продолжать путь, расстреляли. Так мы оказались в болоте за трёхметровой проволокой и тяжёлыми железными воротами на замках. Обратного пути нет, дорога, по которой мы шли, заминирована. Топкое болото за ночь подмерзало, а при утренних лучах солнца ледок таял, и мы стояли почти в воде. Огонь разжигать не давали. На кочки ставили маленькие избушки с горячим хлебом, открывали двери. Запах свежего хлеба пленил, страшно хотелось есть, но те, кто кинулся первыми к избушкам, ушли из жизни навечно, так как всё было заминировано. Другие узники боялись приблизиться к хлебу. Но голод брал своё. Они подбирали куски хлеба, перемешанные с кровью и грязью, пили грязную воду из луж. Люди умирали от голода и страха. Чтобы хоть немножко согреться (да пусть простят нас погибшие), мы усаживались на трупы на ночь. Там погибла и моя бабушка. Мы с сестрой остались с матерью, отец был на фронте. И так прошло 10 дней. Утро. Стоит смертельная тишина: не слышно лая собак, немецкой речи, выстрелов. Люди боялись поднять головы и встать. Оказалось, что наши солдаты гонят врага, а он, отступая, сжигает всё живое на своём пути. Крики узников «Мы спасены!» нарушили тишину. Народ в ожидании спасения, подминая друг друга, кинулся к воротам. Каждому хотелось быстрее выбраться из этого пекла. Под напором толпы рухнули ворота, и мы на свободе. Но обратный путь был очень опасным. Нужно было ступать осторожно, только там, где нет веток, которые указывали на мины. Ветки положили наши солдаты, но люди рвались вперёд, не думая об опасности, и многие замертво падали. Редели ряды спасённых. Тех, кто остался в живых, наши воины вывезли в уцелевшие сёла, расселили по домам. Люди нас согрели, помогли. Но начался тиф, многие узники умерли, некоторые были помещены в военные госпиталя. Кормили нас из солдатского пайка, умыли в бане в г.Речица. И когда был освобождён наш город Рогачёв, мы вернулись домой в пустые избы, в заросшие бурьяном дворы. Многие бойцы не вернулись с фронта (в том числе и мой отец), и женщинам пришлось все тяготы взять на свои плечи, восстанавливать разрушенное войной. И мы, дети, помогали взрослым убирать хлеб с полей, вырывать сорняки на полях, сушить сено для скота. Но долгое время ещё взрывались гранаты, мины, оставленные врагом на нашей белорусской земле, гибли взрослые и дети. В каждой семье было горе, но люди выстояли, помогая друг другу. Помните об этом. Этого забыть нельзя.

Бывший узник концлагеря «Озаричи» Т.А.ГОЛОВАЧЕНКО